FORUM-EVOLUTION.ru

Текущее время: 15 апр 2024 08:36

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 62 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 16 июн 2010 02:36 

Будда услышал, что в лесу объявился человек, который убивал людей за то, что общество с ним плохо обошлось. Он поклялся убить сто человек. Звали его Ангулимал, что означало "человек, отрубающий пальцы". Он уже убил 99 человек и из отрубленных паль цев сделал ожерелье. Осталась последняя жертва.
Будда решил: "Если не пойду я, то кто же тогда пойдет? А он жаждет кого-нибудь убить, я должен идти. Этот человек нуждается во мне".
Его пытались остановить, отговорить, но безус пешно.
Будда углубился в лес, поднялся на холм и увидел Ангулимала сидящим на скале. Тот был один. Ангулимал посмотрел на этого невинного, как дитя, челове ка, такого прекрасного, что даже он, убийца, почув ствовал к нему расположение. Он подумал: "Этот че ловек, похоже, совершенно не представляет, что я здесь, ведь никто не ходит по этой дороге". Ему не захотелось убивать его и он сказал Будде:
— Остановись. Не приближайся ко мне, иначе я убью тебя! Я — Ангулимал.
И он показал Будде зловещее ожерелье из чело веческих пальцев. Но, к своему удивлению, Ангули мал обнаружил, что тот не только не испугался и не убежал, но продолжал спокойно приближаться к нему. Тогда Ангулимал подумал: "Либо человек глух, либо безумен!" Он снова крикнул:
— Стой! Не двигайся! Будда сказал:
— Я давно остановился и не двигаюсь, во мне нет побуждений. Как может произойти движение, если нет побуждения? Я достиг цели и я говорю тебе: "Ан гулимал — стой!"
Ангулимал начал громко смеяться.
— О..., — сказал он, — ты действительно безу мец! Я сижу и ты говоришь мне, что я двигаюсь; ты двигаешься, а говоришь мне, что ты остановился!
Будда подошел к нему и сказал:
— Я слышал, что тебе нужен еще один палец, и я предлагаю тебе, отрежь мой палец и мою голову. Я выполнил свою миссию и теперь мое тело уже беспо­лезно, но этим я могу спасти чью-то жизнь.
Ангулимал сказал:
— Я думал, что я единственный сумасшедший в округе. Оказалось — нет. Или ты пытаешься ловчить со мной? Смотри, я отрублю твою голову!
Будда сказал:
— Перед тем, как ты убьешь меня, сделай одну вещь. Срежь ветку этого дерева.
Ангулимал ударил мечом и упала большая ветка. Будда сказал:
— И еще одно: теперь присоедини ее обратно. Ангулимал сказал:
— Теперь я точно знаю, что ты безумен. Я могу толь ко отрезать ее, но я не могу присоединить обратно. Тогда Будда сказал:
— Раз ты можешь только разрушать и не можешь созидать, ты не должен этого делать, так как разру шать могут и дети, в этом нет никакой храбрости. Эту ветвь может отрезать и ребенок, но чтобы присоеди нить ее, нужен Мастер. А если ты не можешь присое динить ветвь к дереву, как ты можешь отрезать чело веческие головы? Думал ли ты когда-нибудь об этом?
Ангулимал закрыл глаза, постоял так некоторое время, потом склонился к ногам Будды и сказал:
— Веди меня по этому пути!
Говорят, что в одно мгновенье он прозрел.
На следующий день Ангулимал был уже в числе учеников Будды и просил подаяние в городе. Весь го род попрятался. Люди так боялись! Они думали: "Даже если он стал учеником Будды, ему нельзя верить. Он очень опасен!" Ему ничего не подавали, кто же хочет рисковать! Люди стояли на балконах и смотрели вниз. А потом они стали швырять в него камни, ведь он стольких убил.
Ангулимал упал, кровь текла по его лицу, он был весь изранен. Подошел Будда с учениками и спросил:
— Ангулимал, как ты себя чувствуешь? Тот открыл глаза и сказал:
— Я так тебе благодарен. Они могут убить мое тело, но они не могут даже коснуться меня, и это то, что я делал всю свою жизнь и никогда не осознавал! Будда сказал:

— Ангулимал стал Просветленным!


Вернуться к началу
  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 19 июн 2010 02:11 

Неведомо…

Будьте в молчании.

Почувствуйте, что ваше тело застыло.

Закройте глаза.

Этот прекрасный вечер, этот ливень, эта огромная тишина

помогут вам войти внутрь так глубоко, как это возможно.


Идите же внутрь…

Глубже и глубже.

Вам придется пересечь все границы, о которых я вам говорил…

тело, ум, сердце.

Достигайте самого себя, центра, и тогда вы сможете

сделать прыжок в вечность, в последний космос.

Тогда вы сможете раскрыть крылья и летать в небе.

Все усилие медитации заключается в том, чтобы дать вам

попробовать вкус окончательной свободы.

Поэтому не бойтесь — нет ничего, чего следовало бы

бояться в вашем собственном Небе, в вашей

собственной Истине, в вашей собственной

Первоначальности.

Это Будда в вас. Узнайте, запомните —

запомните, чтобы помнить потом.

Быть Буддой — это просто воспоминание, это не достижение.

Вы уже Он.


Как сделать это ясным, неведомо…


Расслабьтесь, отпустите все.

Тело будет умирать, рассматривайте его как труп;

с ним уйдет и ум.

Только наблюдатель остается вечно с вами.

Это ваша неотъемлемая природа, но наблюдатель —

это не вы сами.

Наблюдатель — это когда нет кого бы то ни было,

когда нет ничего.

Это пустое сердце, это дверь, открытая во вселенную.

Пусть ощущения погрузятся глубже в каждую клеточку

вашего существа, потому что они должны стать

истинным стилем вашей жизни.

В ваших действиях необходимо быть присутствующим.

Все время вы будете помнить, как вы были Буддой,

и это преобразует все ваши действия и ответы.

Это чудо… потому что мы не насаждаем никакой

нравственности, мы просто пробуждаем вашего Будду.

И вся нравственность, вся истина, вся искренность

и вся честность просто следует, как тень,

за вашим воспоминанием о Будде.


Неведомо…


Возвращайтесь, но возвращайтесь, как Будды,

безо всякого колебания.

Принесите с собой опыт сокровенной сути.

Посидите несколько мгновений без всякого неудовольствия,

как Будда.

Это ваше право, ваше право по рождению.

Это не достижение, это просто припоминание забытого языка.

Вы — Будда, знаете вы это или нет.

Лучше знать это, потому что тогда это преобразует

всю вашу жизнь, принесет новые радости и новые цветы,

новые блаженства, новые понимания,

новые ясности и восприятия.

Это тотальное знание.

Нравственность необходимо развивать, она фальшива.

Если вспомнить свою Буддовость…

Нравственность последует как тень, сама по себе.

Тогда она имеет красоту и огромное милосердие,


Вернуться к началу
  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 19 июн 2010 02:14 
тогда вы не делаете ее, она просто происходит.

Войти в мир спонтанности, того, что случается —

это единственная причина вашего пребывания здесь.

Мы не добиваемся и не ищем ничего.

Мы просто стараемся вспомнить, кто мы есть,

что находится в центре нашей жизни.

Найдя центр, вы быстро осознаете:

центр вашего существования — мы все связаны корнями.

А ощущение единства с существованием —

это величайшее и самое ценное переживание,

возможное для сознания.

Вы становитесь готовы к восприятию чуда:

сантиметр за сантиметром вы двигаетесь ближе и ближе

к утесу, который я называю центром.

Еще один шаг, и вы узнаете, что вы никогда не были

отделены от существования; вы никогда не рождались

и никогда не умирали — вы есть Вечность.

Радость, которую это приносит, экстаз, который

это приносит, и танец, который это приносит…

Это делает вашу жизнь празднованием.
Из книги Ошо : БУДДА-ПУСТОТА СЕРДЦА


Вернуться к началу
  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 05 дек 2010 05:40 
АЙКИДО. Морихеи Уешиба
http://www.sacrum.ru/Modern/aikido.htm


Вернуться к началу
  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 05 дек 2010 20:57 
НАСТАВЛЕНИЯ МОНАХАМ ДЗЕН



Когда вы живете в зале медитации, воздерживайтесь от общения с послушниками. Воздерживайтесь от хождения для приветствия людей. Воздерживайтесь от замечаний плохих и хороших качеств других. Воздерживайтесь от цепляния за слова и буквы. Воздерживайтесь от излишнего сна. Воздерживайтесь от отвлечения на необязательную деятельность.
Когда мастер идет к своему сидению проповедовать Дхарму, пусть он не внушает вам страх, как будто вы перед крутым обрывом. С другой стороны, не думайте, что вы уже привычны к этому и не будьте самодовольны. Слушайте проповедь с пустым умом, тогда непременно будет случай для вас, и вы достигнете просветления. Не будьте подобными софистам, которые изучают риторику и судят о мудрости человека только по его красноречию. Как сказано: “змея пьет воду и производит яд, корова пьет воду и производит молоко”. Если вы практикуете мудро, производится Бодхи, если вы практикуете глупо, производится сансара, — таково мое мнение.
Далее, не думайте легкомысленно о ваших наставниках. Делая так, вы создадите препятствия на пути и не сможете прогрессировать в развитии. По этому поводу вам нужно быть очень осторожным! Шастры говорят: “Это похоже на человека, который путешествует ночью со злым попутчиком, несущим факел, освещающий путь. И если человек не воспользуется услугой света этого факела только потому, что попутчик плохой, он провалится в нору или упадет в яму”. Слушание Дхармы подобно ходьбе по тонкому льду: вы должны направить глаза и уши и слушать глубокие слова. Очистите ваши мысли от эмоций и объектов чувств и оцените трудный для понимания смысл. После того, как мастер покинет зал, посидите в тишине и обдумайте его лекцию. И если у вас есть сомнения, спросите у того, кто понял. Размышляйте над этим вечером, исследуйте это утром. Постарайтесь не быть легкомысленными в вашем понимании. Если вы практикуете таким образом, вы будете способны развить праведную веру и быть одним из тех, кто охватил Путь.
Безначальные привычки страсти, желания, гнева и иллюзии связывают развивающийся ум; хотя временно кажется, что они подчинены, они возникают, как малярия, которая появляется через день. Во все времена вы должны уметь использовать силу искусных средств и мудрость, приложите старания, чтобы остеречь ваш ум от возникновения в нем омрачений. Как вы можете искать путь к спасению, когда тратите время на бессмысленную болтовню и поворачиваетесь спиной к доктрине УМА ДЗЕН?
Укрепляйте волю, делайте себе замечания; преодолевайте свою лень. Осознавайте свои недостатки и обращайтесь к тому, что хорошо. Изменяйтесь и кайтесь (в вашем плохом поведении), занимайтесь и контролируйте (свой ум). Занимайтесь серьезно и сила созерцания вырастет; занимайтесь продолжительно и ваша практика станет все более и более чистой. Если постоянно думаете о том, как постичь Дхарму, работа просветления всегда будет казаться свежей. Если вы всегда помните вашу хорошую судьбу, вы никогда не впадете в заблуждения. Если вы будете упорны долгое время, САМАДХИ и ПРАДЖНЯ естественно станут полными и яркими, и вы увидите природу вашего ума; используйте сострадание и мудрость, как волшебство, и тогда вы сможете переправиться через море чувствующих существ. Я убеждаю вас приложить все ваши усилия!


Вернуться к началу
  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 06 дек 2010 01:52 
http://lib.rus.ec/b/145810/read
Йонге Мингьюр Ринпоче
Будда, мозг и нейрофизиология счастья. Как изменить жизнь к лучшему. Практическое руководство.


Вернуться к началу
  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 07 дек 2010 21:00 
Люди приходят к тебе с разными проблема ми, а у тебя на все "недуги" один рецепт. Например, один человек спрашивает: "Как избавиться от гнева?", ты ему отвечаешь: "Будь осознанным!" Дру гой спрашивает: "Как избавиться от жадности?", ты ему отвечаешь: "Будь осознанным!" Третий спра шивает: "Как избавиться от обжорства?", ему ты тоже советуешь: "Проявляй осознанность". Как это понять?
Будда ответил:
— Их недуги отличаются друг от друга, как отли чаются сны, которые снятся разным людям. Но если они все при идут ко мне и спросят, я скажу им: "Нач ните осознавать! Пробудитесь!"


Вернуться к началу
  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 07 дек 2010 21:50 
Просветление

Будда скитался шесть лет, он посетил всех мудре цов, святых, ученых, всевозможных гуру, но ничего не произошло: Аскетизм, пост, йога — все напрасно.
Однажды Сиддхартха пытался перейти вброд не большую речку, течение было сильным, а он так ослаб от постоянных лишений и недоедания, что голова его закружилась, он упал в воду и его понесло вниз по тече нию. Неизвестно, чем бы все это кончилось, если бы он не ухватился за длинный корень. Его прибило к берегу.
В таком положении, не имея сил выбраться, он ясно осознал: "Жизнь подобна океану". И если жизнь — это океан, то тогда все, что я делаю — неверно. Если я довел себя до такого состояния, что не могу перей ти даже эту речку, то как же я собираюсь пересечь океан жизни? Мой путь не верен. Я стал слабым, а для того, чтобы подняться к Богу, нужна огромная энергия".
Ему удалось выбраться из реки, он лег поддере вом и расслабился. В тот вечер было полнолуние и впервые за шесть лет скитаний он хорошо спал, ему больше не нужно было никуда спешить, нечего было достигать; никакой практики, никаких упражнений. Впервые он почувствовал полную свободу. Никуда не торопясь, лежа поддеревом, он наблюдал восход солнца. Он смотрел, как тает последняя утренняя звезда. Говорят, что когда она исчезла, исчез и Сиддхартха. В одно мгновение перед его мысленным взором пронеслись шесть лет скитаний, как ночной кошмар, ho это уже стало прошлым. Будда стал про светленным!


Вернуться к началу
  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 13 дек 2010 02:55 
Худ.фильм " Дзен"
http://video.yandex.ru/users/bhagaban/v ... lyub&cid=5


Вернуться к началу
  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 17 дек 2010 22:09 
Проблемы и практика

Намкай Норбу Ринпоче

Аргентина, декабрь 1990г.
Перевод с англ. Елены Антоновой

роблемы между ваджрными братьями и сестрами создают проблемы для передачи.
Результат? -ваша практика не будет работать! До тех пор, пока у вас есть эмоции, которые проявляются, у вас всегда будут проблемы. Но вы должны сохранять присутствие, иначе вы отвлечётесь от Бодхичитты, которая требует самонаблюдения и осознавания. Осознавая конфликты и всё же продолжая действовать по-прежнему, мы просто создаём проблемы.
Напряжения - вот корень проблем. Но понаблюдайте ближе - нет никакого действительного основания для этого напряжения. Постижение этого - более глубокая практика, чем выполнение ритуала. Тогда вы можете изменить обстоятельства. Почему бы не усилить, не сгармонизировать свою энергию, не выправить слабые участки как индивидуально, так и в группах?
Проблемы с практиками, проблемы с ретритами, поскольку мы в сансаре, - всегда есть проблемы. Самое главное - знать ситуацию. Самые большие проблемы - из-за нехватки понимания. Вторичные причины присутствуют при появлении всех проблем. Когда присутствует осознавание, они убывают.
Некоторые полагают, что сидячая медитация, выполнение какой-либо практики и есть Учение - нечто таинственное. Они забывают, что повседневная жизнь и их состояние в ней - тоже практика.
Некоторые считают, что они практикуют, только когда выполняют формальные методы практики. Но для всех них это лишь средство открыть состояние индивидуума. Если нет этого понимания, методы не имеют большого значения.
Поэтому некоторые, практиковавшие долгое время, думают, что Учение не работает, не ведёт к реализации. Такие люди не объединили Учение с повседневной жизнью. Но Учение самодостаточно само по себе, нужно только взглянуть на самих себя. Так что, проблемы - внутри нас.
Некоторые так ограниченны, что стараются подогнать Учение под своё собственное понимание. По прошествии двенадцати лет многие всё ещё не пришли к пониманию. Это вызывает во мне тревогу и удивление. Это результат несвободы некоторых людей от своего ограниченного представления. Всё, что они получают, они вкладывают в книги.
У всех нас есть ограничения. Мы вырастаем с ограниченной точкой зрения и не хотим измениться. Итак, сначала наблюдайте себя, свои ограничения и старайтесь быть немного свободней. Не боритесь и не сражайтесь, чтобы что-то изменить. Лучше сбросьте это большое, удушающее одеяло со своей головы, откройте глаза и дышите свободно. Учение - это лишь метод открыть себя. Когда вы действительно можете чувствовать себя свободным, Учение становится конкретным.
"Дзогчен - это мы сами, он внутри нас". Если вы не знаете этого, вы думаете, что это что-то ещё. Все книги и объяснения только относительны, они лишь дают вам возможность пройти ещё глубже. Сначала следует понять своё относительное состояние.
Отличительное свойство Дзогчен - это самоосвобождение. Никто не может освободить человека, кроме него самого. Если бы это было не так. Будда, полностью реализованное существо, уже освободил бы других. "Я даю вам путь, но реализация зависит от вас". Вы должны освободить себя сами.
Освобождение означает постижение своей истинной природы. В противном случае мы приходим к двойственному воззрению, будто что-то существует вне нас. Когда мы придерживаемся разделения на субъект и объект, мы выносим суждения о хорошем и плохом, правильном и неправильном. Это отстоит далеко от нашей истинной природы. Мы остаёмся на уровне рассудка, всё ещё во власти двойственного видения и всех наших проблем.
У нас должно быть конкретное основание нашего истинного состояния - Дзогчен. Что оно означает? Не что-то вне нас, а нашу подлинную природу.
Как нам обрести это знание? Не смотрите на неё, как на что-то таинственное. Это вопрос нашего понимания и умения работать. До тех пор, пока понимание остаётся рассудочным, оно не работает.
Учение должно влиять на наше существование: на наши тело, речь и ум; на функции наших чувств; на состояние, в котором мы живём.
У нас может отсутствовать конкретное знание, но мы можем с этого начать.
Каковы особенности работы наших органов чувств, наших контактов с объектами? При наличии методов, которые мы можем применить, используя эти чувственные контакты, мы можем сделать нечто конкретное. Если же этого нет, значит мы просто собираем учения на уровне интеллекта, а время проходит... Научитесь точно одной единственной вещи и старайтесь быть в этом знании.
Наблюдайте себя в повседневной жизни. Если напряжение и заблуждения убывают, и вы чувствуете себя менее отягощёнными, чем раньше, значит Учение работает в вас. Если же вы всегда чувствуете одно и то же, значит вы не вошли в смысл Учения. Вы можете каждый день в течение часа сидеть в медитации, но остаются двадцать три часа, в течение которых вы, возможно, отвлекаетесь, связанные узами напряжения и проблем. Разве можно эти двадцать три часа уравновесить одним часом? Практика должна проникнуть во все двадцать четыре часа вашей жизни. Это не к тому, что вы всегда должны медитироватъ. У вас много дел, но, в первую очередь, вы должны наблюдать себя.
Помните, что вы существуете как Тело, Речь и Ум. Вы можете конкретно вступить в это знание. Однако, прежде чем вы придёте к знанию Ума, вы должны прийти к пониманию Тела и Речи. Тело - и хрупко, и сложно. Если мы выходим за его ограничения, мы сталкиваемся с проблемами.
Принцип Учений - не в техниках практик. Они всегда вторичны. Какова конечная цель? Никогда не теряйте этот принцип. В этом случае вы можете использовать разные методы, иначе методы становятся главным делом, и вы утрачиваете истинное состояние.
"Главное - не медитация, а знание", - из тантры Дзогчен. Знание - это то, что вы открываете сами. Учитель передаёт его в устном объяснении и с помощью примера с зеркалом. Тогда вы начинаете понимать, куда вам нужно идти, что-то наподобие адреса в большом городе, который вам нужно найти.
Учитель передаёт цель, которую вам нужно достичь - методы прибытия туда, методы реализации, методы практики. Если вы теряете адрес и сосредоточиваетесь на том, как прибыть туда, то ваши действия не отвечают задаче, всё постоянно изменяется.
Не становитесь рабами методов. Сначала идёт практикующий и его или её знание, а затем методы для объединения этого знания с повседневной жизнью.
Тогда вы можете практиковать все двадцать четыре часа, независимо от того, что вы делаете.
Практикующий должен иметь дело с обстоятельствами, у него должно быть понимание интеграции как состояния присутствия. Если вы осознаёте и не отвлекаетесь, тогда вы можете выполнять практику в каждый момент. Так что, в первую очередь, в своей жизни вы должны стараться быть осознающими, быть
внимательными.
Внимание - это ещё не созерцание, но оно действительно полезно в повседневной жизни. Если вы каждый день можете наращивать время своего пребывания в осознавании, тогда ваша практика может действительно углубиться.

Источник: http://evajrapani.narod.ru/


Вернуться к началу
  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 10 янв 2011 14:12 
Рассказ о Мунк Ик

Жил некогда великий Дзен Мастер по имени Поп Ан Мунк Ик. Он основал многие храмы, дал 63 трансмиссии своим последователям и был Первым Патриархом в школе Дзен Поп Ан.

Когда Мунк Ик был учеником Дзен Мастера На Хана, то он был известен своей исключительной памятью. Он мог наизусть читать многие сутры слово в слов. Он также много медитировал и его ум стал ясным. Обычно тем, кто спрашивал его об истине, он говорил: «Все три мира, все Дхармы и все Будды созданы одним лишь умом».

В это время в Китае было много странствующих монахов, которые освободили себя от всех привязанностей и, бывало, путешествовали от монастыря к монастырю, от Мастера к Мастеру, как облака по небу. У них не было никаких преград.

Одно время Мунк Ику нравились эти монахи и их образ жизни. Однажды он решил последовать их примеру. Он пришел к На Хану и сказал: «Я пришел попрощаться, Мастер. Я собираюсь вести жизнь без препятствий с этого времени. Поэтому я завтра оставляю вас».

Мастер слегка поднял брови и сказал:

— Прекрасно, если ты думаешь, что ты готов.

— О! Я вполне готов — сказал Мунк Ик

— Ладно, — сказал Мастер. — Позволь мне проверить тебя, просто удостовериться. Ты часто говоришь, что вся вселенная создана одним лишь умом. Посмотри вон туда, в сад. Видишь те большие валуны?

— Да.

— Скажи мне тогда, они внутри твоего ума или снаружи?

Без малейшего колебания Мунк Ик ответил: «Конечно, они внутри моего ума. Как может что-нибудь снаружи?»

Мастер хмыкнул и сказал: «В таком случае, иди и выспись хорошенько. Завтрашнее путешествие обещает быть тяжелым, со всеми-то этими валунами внутри твоего ума».

Мунк Ик вспыхнул от смущения и замешательства и опустил глаза.

Через несколько секунд Мастер сказал: «Пытаясь понять, ты уподобляешься человеку, которому снится, что он видит. Истина прямо перед тобой. Она жива и бесконечно велика. Как могут человеческие слова вместить ее?»

Мунк Ик низко поклонился и сказал: «Мастер, пожалуйста, научите меня. Я не понимаю».

— В этот момент ты не понимаешь. Это непонимание есть земля, солнце, звезды и вся вселенная.

Как только Мунк Ик услышал эти слова, его ум распахнулся. Он опять поклонился и сказал: «Ах, Мастер, что еще готово сейчас?»

Внезапно Мастер закричал: «Мунк Ик!»

Мунк в ответ крикнул: «Да!»

— Очень хорошо, — сказал Мастер. — Теперь, когда ты готов, можешь идти.


Вернуться к началу
  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 21 фев 2011 17:42 
Не в сети
Активный участник

Зарегистрирован: 17 фев 2011 00:04
Сообщений: 1010
Сутра сердца Праджняпарамиты (перевод)
Благословенная Мать, Сердце Праджняпарамиты
На санскрите: Бхагавати Праджня Парамита Хридая
[Это – первая часть.][18]
Так я слышал: однажды Благословенный пребывал в Раджагрихе, на Горе грифов вместе с великой общиной монахов и великой общиной бодхисаттв. В то время Благословенный погрузился в самадхи [созерцания] перечня дхарм, называемое «проявленность глубины». В это же время бодхисаттва махасаттва арья Авалокитешвара ясно узрел практику глубокого совершенства мудрости и увидел, что даже пять совокупностей пусты от самобытия.
Тогда достопочтенный Шарипутра, [вдохновляемый] силою Будды, обратился к бодхисаттве махасаттве арья Авалокитешваре с такими словами: «Если какой-нибудь сын [или дочь из благородной] семьи желает выполнять практику глубокого совершенства мудрости (Праджняпарамиты), как им следует изучать [её]?» Так он вопрошал, и бодхисаттва махасаттва арья Авалокитешвара сказал [в ответ] достопочтенному Шарипутре такие слова: «Шарипутра, если какой-нибудь сын или дочь [из благородной] семьи желает выполнять практику глубокого совершенства мудрости, они должны так всецело увидеть: даже все пять совокупностей пустыми от собственной сути следует им в совершенстве узреть. Форма – пустота. Пустота – форма. Пустота – не иное, чем форма, форма также не иное, чем пустота. Подобным же образом чувства, представления, побуждения и [все виды] сознания – пустота. Итак, Шарипутра, все дхармы пусты, [собственных определяющих] характеристик не имеют, не возникающие и не прекращающиеся, не загрязнённые и не чистые, не убывающие и не возрастающие.
Итак, Шарипутра, в пустоте нет [совокупностей] форм, чувств, представлений, побуждений, сознаний. Нет зрения, слуха, обоняния, вкуса, осязания, умопостижения; нет форм (как объектов зрительного восприятия), звуков, запахов, вкусов, осязаний, [умопостигаемых] дхарм. Нет элемента «зрение» и далее до элемента «ум» – [его также] нет; элемента «ментальное сознание» также нет. Неведения нет, прекращения неведения нет, и далее вплоть до того, что старости и смерти нет, прекращения старости и смерти также нет. Подобным образом, страдания, источника, пресечения и пути нет; мудрости нет, достижения нет и недостижения также нет.
Шарипутра! Поскольку для бодхисаттв достижения нет, на это совершенство мудрости они опираются и пребывают в нём; в их уме нет омрачений, а потому нет и страха; так, всех ошибок полностью избежав, они в совершенстве осуществляют уход из мира скорби. Все будды, пребывающие в трёх временах, достигли полного непревзойдённого пробуждения, совершенного просветления, опираясь на это глубокое совершенство мудрости.
Поэтому следует знать, что мантра совершенства мудрости – мантра великого ведения, непревзойдённая мантра, мантра, равная несравненному, мантра, успокаивающая все страдания, – является истинной, поскольку она не ложна. Мантра совершенства мудрости произносится так:
ТАДЬЯТХА: ОМ ГАТЕ ГАТЕ ПАРАГАТЕ ПАРАСАМГАТЕ БОДХИ СВАХА
Шарипутра! Именно так бодхисаттвы махасаттвы должны обучаться в совершенной мудрости».
Тогда Благословенный, выйдя из медитативного погружения, одобрил бодхисаттву махасаттву арья Авалокитешвару, сказав: «Превосходно! Превосходно! Это именно так, именно так, благородный сын. Глубокое совершенство мудрости следует практиковать именно так, как ты поведал, и татхагаты возрадуются».
Когда Благословенный изрёк эти слова, достопочтенный Шарипутра, бодхисаттва махасаттва арья Авалокитешвара, вместе со всем собранием, включая миры богов, людей, асуров и гандхарвов, возрадовались и восславили сказанное Благословенным.
Перевод с тибетского С. Хоса
Глава 6. Открытие
Сутры Праджняпарамиты
Говорится, что Будда дал восемьдесят четыре тысячи собраний учений, дабы удовлетворить различные ментальные предрасположенности и духовные наклонности живых существ. Корпус текстов Праджняпарамиты, содержащий учения о Совершенстве мудрости, занимает среди них особое место. Сутры Праджняпарамиты относятся к санскритской традиции буддизма, и включают Сутру сердца, называемую также Сутра сердца совершенства мудрости, которую мы будем рассматривать здесь подробно. Главной темой сутр Праджняпарамиты является махаянский идеал бодхисаттвы, человека, чьи устремления направлены на освобождение всех живых существ. Эти сутры получили широкое распространение во многих странах, включая Китай, откуда они были принесены в Японию, Корею и Вьетнам, а также в Тибет и далее в Монголию, на обширные просторы Транс-Гималайского региона, а затем области, находящиеся на территории современной России. Сутра сердца играет столь важную роль во всех буддийских традициях, развивавшихся на этих территориях, что многие буддисты включают её начитывание в свои ежедневные практики.
В монастырских школах Тибета сутры Праджняпарамиты стали также важным предметом философских диспутов. Обучающийся монах в среднем посвящает углублённому изучению этих сутр от пяти до семи лет. Более того, в монастыре ученик изучает многочисленные комментарии на них. В переводе на тибетский язык имеется по меньшей мере двадцать один комментарий из числа написанных индийскими учителями и ещё гораздо большее число комментариев, написанных в самом Тибете. Большое внимание изучению сутр Совершенства мудрости уделяется во всех четырёх школах тибетского буддизма – в Ньингма, Сакья, Кагью и Гелуг.
Важность этих сутр мы можем понять из слов знаменитого тибетского учёного и высоко реализованного практика XVIII в. Джамьянга Шепы. Однажды его спросили: «Вы прославились глубоким знанием писаний Праджняпарамиты. Означает ли это, что ваши познания в других областях, таких как философия Срединного пути (Мадхьямака), не столь велики?» Джамьянг Шепа ответил, что философия Мадхьямаки отражает философскую позицию Праджняпарамиты, а методы её теории познания также приводят к пониманию Праджняпарамиты. Собрание правил монашеской дисциплины Виная представляет собой предписания, которые должен выполнять практик Праджняпарамиты, а основа содержащейся в Абхидхарме систематики феноменов (дхарм) заложена в сутрах Праджняпарамиты. Таким образом, отвечает Джамьянг Шепа, Праджняпарамита является фундаментом всех прочих областей буддийского знания.
Вообще говоря, в корпусе сутр Праджняпарамиты имеется множество различных текстов. Те из них, что были переведены на тибетский язык, известны под общим названием Семнадцать материнских и сыновних писаний. Сутра сердца входит в их число. Иногда её называют также Праджняпарамита из двадцати пяти строф.
Имеются версии Сутры сердца, до некоторой степени отличные друг от друга; например, существует небольшое различие между тибетским и китайским вариантами. В китайской версии текст начинается с представления учения о пустоте, тогда как тибетская содержит небольшой предварительный раздел, описывающий обстоятельства, в которых Будда впервые дал это учение. Как тибетская, так и китайская версии дают представление пустоты в «четырёхчастном» изложении, тогда как мне говорили, что в японской версии говорится о «шестичастной пустоте». Для целей, излагаемых в этой книге, мы воспользуемся тибетской версией Сутры сердца.
Согласно традиции тибетского буддизма, в начале передачи учения обычно сообщается о линии преемственности передачи соответствующего текста. Я имею устную передачу самой сутры, однако линия передачи комментария на неё к настоящему моменту утеряна. Но я получил сохранившиеся в непрерывной линии устные передачи комментариев на другие сутры Праджняпарамиты, такие как Сутра Праджняпарамиты из восьми тысяч строф.
Название текста и выражение почтения
Благословенная мать, сердце Праджняпарамиты
На санскрите: Бхагавати праджня парамита хридая
Сутра сердца начинается с её названия, включая название на санскрите: Бхагавати праджня парамита хридая. Санскритское название традиционно помещается в начале тибетского перевода как свидетельство аутентичности переводимого текста. Этим также демонстрируется то огромное уважение, которое тибетцы традиционно питают к текстам, переведённым с индийского языка, и к самой индийской традиции буддизма.
Буддизм в Тибете возник приблизительно в VII веке. В то время одной из жён тибетского императора Сонгцена Гампо была китайская принцесса Венчинг, чьё влияние послужило распространению китайского буддизма в Тибете. И всё же, несмотря на влияние Венчинг через Сонгцена Гампо, первоначальная передача буддизма в Тибет пришла непосредственно из Индии.
Этот факт становится очевиден при рассмотрении корпуса текстов тибетского канона. Имеется свыше ста томов Кагьюра, переводов священных текстов, содержащих слова самого Будды, и свыше двухсот томов Тенгьюра, представляющего собой собрание подлинных комментариев. Лишь несколько из этих более чем трехсот больших томов содержат переводы из китайских источников, один из которых является хорошо известным комментарием на Сутру раскрытия замысла Будды (Самдхи-нирмочанасутра). Имеется также ряд текстов по монашеской дисциплине, Винае, переведённых из палийских источников. За исключением этих нескольких текстов весь остальной письменный канон тибетского буддизма был переведён на тибетский язык непосредственно с санскрита.
Большинство учёных согласны в том, что тибетские переводы индийских текстов являются очень точными. Со временем тибетский и китайский языки стали двумя самыми важными неиндийскими языками, на которых буддизм Махаяны передавался из страны в страну, что приводило к возникновению многочисленных разновидностей буддизма махаяны. От китайскоязычной традиции произошли многочисленные разновидности буддизма Восточной Азии, тогда тибетоязычная версия легла в основу буддизма Монголии и Трансгималайского региона. На сегодняшний день тибетский язык остаётся одним из самых важных живых языков, на котором могут в неискажённом виде передаваться практики и учения, относящиеся к Колеснице бодхисаттв.
На тибетском языке Сутра сердца называется Сердце праджняпарамиты, бхагавати. Слово бхагавати означает «мать». Таким образом, Праджняпарамита отождествляется с матерью, дающей рождение арьям, или благородным существам. Слова Совершенство мудрости (Праджняпарамита) в названии указывают на предмет данного текста. Термин сердце предполагает, что среди обширного корпуса сутр Праджняпарамиты рассматриваемый нами текст является сердцевиной – кратким представлением учений, пространно излагаемых в остальных сутрах Праджняпарамиты. Данная сутра находится как бы в самом сердце этих учений.
В тибетской версии текста переводчик выражает почтение матери, Праджняпарамите. Через некоторое время после того, как был выполнен этот перевод, в Тибете возник установленный царским указом обычай, чтобы в начале переводимого текста переводчики выбирали конкретные объекты, которым следует выражать почтение. Это служило для идентификации того, к какому из трёх собраний духовных писаний – Абхидхарме, Сутре или Винае - принадлежит данная работа. Если текст относился к собранию учений о буддийской психологии, Абхидхарме, в его начале выражалось почтение Манджушри, считающемуся воплощением знания и мудрости. В начале текста, принадлежащего к собранию Сутры, почтение выражается всем буддам и бодхисаттвам. Такой обычай позволяет легко определить, к какой категории учений принадлежит тот или иной текст.
В тибетском тексте Сутры сердца сразу после выражения почтения стоит краткая фраза: «Это первый раздел». Как правило, деление на разделы осуществлялось с целью избежать искажения текста путём, например, добавления или пропуска при переписывании. Сутра сердца является очень коротким текстом длиной всего в двадцать пять строф, поэтому она состоит только из одного раздела.
Происхождение учения
Основная часть начинается с представления контекста этого учения, или истории его появления. На самом деле существуют два различных контекста истории появления учения: это обычный контекст, который приводит историю о мирском происхождении учения, и особый контекст, содержащий историю об абсолютном источнике учения. Касательно обыденного, мирского контекста в сутре говорится следующее:
Так я слышал: однажды Благословенный пребывал в Раджагрихе, на Горе грифов вместе с великой общиной монахов и великой общиной бодхисаттв. В то время Благословенный погрузился в самадхи [созерцания] перечня дхарм, называемое «проявленность глубины».
Таким образом, текст указывает на стечение трёх обстоятельств, называемых совершенными условиями: присутствие совершенного учителя, в данном случае это Будда Шакьямуни; наличие совершенного собрания слушателей: здесь это собрание состоит из великой общины монахов и бодхисаттв; стечение первых двух условий в совершенном месте: в данном случае это Гора грифов в Раджагрихе. Наименование «великая община монахов» здесь относится к абсолютной Сангхе, состоящей из великих архатов.
В отношении особого контекста происхождения этой сутры мы читаем: «В то время Благословенный погрузился в самадхи [созерцания] перечня дхарм, называемое "проявленность глубины"». Будда здесь называется Бхагаваном, что на европейские языки можно перевести как «Благословенный». Кроме того, термин Бхагаван означает того, кто победил в себе все негативные силы – четыре препятствующие силы, или четырёх мар: мару омрачений, мару психофизических совокупностей (скандх), мару смерти и мару привязанности к чувственным удовольствиям (санскр. девапутра, букв, «сын небожителей»).
Бхагаван полностью вышел за пределы всех препятствующих сил и освободился от всех вызванных ими влияний и ограничений. Это означает, что им были устранены все факторы, омрачающие истинное видение. Мы говорим именно об устранении омрачений, а не о достижении некой новой разновидности видения, поскольку познавательная способность представляет собой естественное свойство понимать, или знать. После устранения всех сил, препятствующих её функционированию, эта естественная способность становится полностью проявленной. Такое состояние ясности является состоянием всеведения, всеведущим умом. На самом деле одна из главных характеристик всеведения Будды состоит в том, что он одновременно воспринимает относительную и абсолютную истины в рамках одного акта восприятия, тогда как существа, не достигшие полного просветления, могут иметь некоторое проникновение в область как абсолютной, так и относительной истины, но при этом, однако, вынуждены попеременно смотреть на вещи либо с одной, либо с другой точки зрения.
Далее в сутре говорится, что Будда погрузился в состояние однонаправленного медитативного сосредоточения на разнообразии явлений, именуемом «проявленность глубины». Термин «глубина» здесь относится к пустоте, которая часто называется также «таковость явлений» или «вещи, как они есть». Пустота называется «глубокой», поскольку для того, чтобы постичь её, наше понимание должно проникнуть очень глубоко. Для обычного ума осуществить это чрезвычайно трудно.
Сущность учений и форма их передачи
Совершенно просветлённый Будда, полностью преодолевший все ограничения и загрязнения и осуществивший все уровни реализации, сам был проявлением совершенства мудрости.
Это совершенство мудрости, истинная Дхарма, воплощена в достижении прекращения страдания и в пути, который ведёт к этому прекращению.
Восхищаясь плодом Дхармы, завершающим состоянием полного просветления, и преклоняясь перед ним, мы должны также преклоняться и восхищаться всеми причинами и условиями, которые приводят к этому состоянию. Эти обстоятельства могут быть глубокими и запредельными, как, например, три вышеупомянутых совершенных условия, а могут быть простыми и мирскими, такими, как тот факт, что Будда устроил сиденье, восседая на котором, он давал учение Праджняпарамиты. В писаниях говорится, что когда Будда намеревался давать учение, члены монашеской общины часто сворачивали свои жёлтые одежды и укладывали их друг на друга, чтобы устроить трон, на котором бы он восседал. Однако такое почтение оказывается не самому учителю по причине его величия, но скорее тому учению, которое он воплощает в себе и примером которого является. Понимание этого момента очень важно.
В тибетской традиции, давая учение, учитель обычно сидит на троне. Однако это не означает, что сам восседающий на троне человек является святым или драгоценным, но скорее то, что объектом преклонения и почитания должно быть именно преподаваемое учение. Чтобы указать на это, учитель, прежде чем сесть на трон, обычно сам совершает перед ним три простирания. Садясь на трон, он прочитывает несколько строф из сутры, размышляя над преходящей природой всех явлений. Этот обычай выполняет две основных функции: напоминания учителю и всем присутствующим, что почтение надлежит выказывать именно учению, а также противодействия любому чувству гордыни, которое может возникнуть в учителе, когда он сидит на таком высоком троне. Более того, трон и ритуальная обстановка служат для напоминания учителю о том, что ему самому следует подняться над загрязнениями мирской мотивации к даянию учения.
Опасность гордыни очень велика. К сожалению, в Тибете между ламами иногда устраивались настоящие состязания на предмет того, у кого трон выше. Есть даже тибетская поговорка о «тронном синдроме». В автобиографии Пятого Далай-ламы говорится, что во время его учений организаторы, зная об этом, устраивали троны всех присутствующих лам равными по высоте. Однако некоторые смышлёные помощники ухитрялись засовывать под подушки своих лам кровельные плитки, и получалось так, что хотя два трона были сделаны в точности одинаковыми, одни ламы всё же оказывались выше других. Некоторые люди, не ведающие об истинном значении Дхармы, судили об уровне духовной реализации лам по таким нелепым критериям, как высота трона. Вдобавок к этому они также принимали во внимание количество лошадей в караване ламы, заключая, что раз у какого-то учителя имеется много лошадей, то он должен быть более высоко реализованным. И это несмотря на то, что они прекрасно знали: много лошадей может быть и в караване удачливого бандита!
Конечно же, правильное суждение о качествах ламы должно основываться на его знании, практике и реализации, а не на внешних факторах. Если посмотреть на историю буддизма в Тибете, можно увидеть великих духовных учителей, таких как Миларепа, который вёл совершенно нищенское существование, или на мастера школы Кадам, Дромтонпу, который был и оставался обыкновенным скромным кочевником. В начале двадцатого века в Тибете жил мастер школы Дзогчен, Дза Патрул Ринпоче, который был совершенно неприметен и внешне выглядел как странствующий бродяга. Эти воистину великие духовные учителя не имели никаких внешних знаков величия.
Внимание, которое уделялось в Тибете головным уборам лам, – ещё один пример ложного выражения почтения учителю. Возможно, вы слышали о так называемых «желтошапочной» и «красношапочной» школах. Если мы посмотрим на нашего изначального учителя, Будду Шакьямуни, то он, конечно же, вообще не носил никаких шапок. И хотя буддийские мастера Индии, такие как Нагарджуна и Асанга, часто изображаются на тибетских танках в головных уборах, однако, возможно, это историческая неточность. Конечно же, в Тибете есть веский повод для ношения головных уборов: там очень холодно! Особенно если учитель лыс, шапка может оказаться весьма кстати. Однако тибетцы вдавались в крайности, изготавливая головные уборы самых замысловатых форм и размеров, пока не получилось так, что различные школы можно было различить по их шапкам. Я думаю, что это довольно нелепо.
Для нас чрезвычайно важно воспринять сущность учений Будды и понять учения великих индийских мастеров, таких как мастера монастыря Наланда. Истинный критерий, посредством которого следует оценивать достоверность любого учения, должен состоять в том, является ли это учение истинной Дхармой, способной освободить нас от страдания. Соответствуют ли философские воззрения, нравственное поведение и медитативные практики данного учителя учениям Будды Шакьямуни и индийских мастеров, вот что самое важное. Хотя внешние ритуалы, такие как бой в барабаны, игра на цимбалах, ношение изысканных костюмов и исполнение костюмированных танцев, имеет место в духовной жизни повсеместно, однако мы должны знать, что именно обладает наивысшей значимостью.
Это особенно важно сегодня, когда буддизм начинает своё распространение на Западе. Если мы утратим нить понимания подлинного значения учений, есть опасность, что западные последователи позаимствуют лишь внешние аспекты, формы и атрибуты культуры тибетского буддизма, а не его внутреннюю суть. К сожалению, есть некоторые указания на то, что такое уже происходит с некоторыми людьми, которые надевают необычные костюмы и выдают себя за учителей.
Позвольте мне привести другой пример. Недавно я посещал Германию, и мои хозяева вывесили в моем гостиничном номере буддийскую икону, тханку. На ней был изображён Авалокитешвара, а под ним – маленькая фигурка монаха. Конечно, было бы уместным запечатлеть внизу тханки Авалокитешвары монаха, если бы этот монах, скажем, подносил Авалокитешваре мандалу или был изображён в углу тханки в медитативной позе. Однако это было не так: монах бил в барабан и цимбалы, а рядом с ним была нарисована фигурка мирянина, который держал ритуальный сосуд, предназначенный для того, чтобы делать божествам-защитникам подношение, называемое серчем. Это совершенно неуместно, потому что в Тибете подношения божествам-защитникам делают для мирских, а не для духовных целей. Позже я узнал, что эту тханку рисовал европеец. Возможно, он подражал внешним формам того, что по его представлениям является «тибетским буддизмом», а может быть, считал Авалокитешвару каким-то мирским защитником, однако этот художник явно не понял значения, скрывающегося за формами.
Такого рода неправильный подход свойственен не только западным людям. Например, если человек заходит в типичный храм в тибетском монастыре, то там центральное место, как и следует, занимает изображение Будды Шакьямуни. Для буддистов Будда Шакьямуни является учителем и проводником, тем, кто открывает нам путь к просветлению. Поэтому мы должны по возможности вверить всё наше духовное благополучие Будде Шакьямуни. Если нам необходимо иметь некоторое чувство страха, например, страха последствий наших негативных деяний, то этот страх должен происходить из почтения к Будде и к его учению о карме. Однако часто это не так. Придя в такой храм, люди могут кратко выразить почтение Будде и прикоснуться головой к его изображению, но намного больше внимания они зачастую уделяют тому углу храма, где находится маленькая тёмная комната, предназначенная для поклонения защитникам. У каждого монастыря есть свой собственный защитник, изображаемый в гневном аспекте. Когда тибетцы заходят в эту комнату, они начинают говорить шёпотом, с чувством благоговейного страха, и, устрашённые этим защитником, они даже могут изменить своё поведение. Если эти люди приносят подношения, то они скорее посвятят их защитнику, чем Будде в основном зале.
В святилище защитника обычно есть монах, отвечающий за приготовление ритуальных подношений в виде напитка, который включает в себя чай и алкоголь. Я слышал от кого-то, что однажды в Тибете в одной из таких комнат-святилищ был монах, главная обязанность которого состояла в непрерывном выполнении ритуала разливания этого напитка-подношения. Этот монах был лыс, и вот через некоторое время он вдруг обнаружил, что на его голове начали отрастать волосы. Кто-то спросил его: «Откуда у тебя появились волосы?», и монах ответил: «Точно не знаю, но каждый раз, когда я делаю подношение напитка, я обтираю оставшиеся на моей руке капли о свою голову». Так что для некоторых лысых людей, желающих отрастить волосы, это, возможно, было бы решением!
Для всех нас, считающих себя последователями Будды, – включая и меня самого – важно постоянно проверять свою мотивацию и поддерживать в себе намерение освободить от страдания всех живых существ. Для меня это составляет особую трудность в силу моей роли светского и религиозного лидера тибетского народа. Хотя в прошлом практика объединения светской и религиозной власти иногда приносила Тибету пользу, однако несовершенство этой системы привело к недостаткам в управлении страной и к страданиям её народа. Даже в моем собственном случае, хотя я редко испытываю чувство гордости, когда сижу на высоком троне, чтобы давать учение, однако, если я перестану проверять свои помыслы, то в уголке моего ума могут возникнуть мирские заботы. Например, я могу почувствовать удовольствие, если кто-то похвалит мою лекцию, или опечалиться, если кто-то её раскритикует. Это пример подверженности стремлению к преходящим ценностям. Чтобы наша практика стала истинной практикой Дхармы, важно убедиться, что состояние ума и мотивация не загрязнены тем, что тибетские мастера называют восемью мирскими заботами[19].
Сидеть на троне и обладать политической властью – чрезвычайно соблазнительно, и бдительность учителя никогда не бывает чрезмерной. Мы должны вспомнить пример Будды, не стремившегося к мирской власти; в начале Сутры сердца говорится, что он просто сел и погрузился в медитацию.
Глава 7. Вступление на Путь в буддизме
Бодхисаттва Авалокитешвара
Далее текст Сутры сердца гласит:
В это же время бодхисаттва махасаттва арья Авалокитешвара ясно узрел практику глубокого совершенства мудрости и увидел, что даже пять совокупностей пусты от самобытия.
Следующее после Будды действующее лицо сутры – бодхисаттва Авалокитешвара. Термин бодхисаттва в переводе на тибетский язык состоит из двух терминов: чангчуб (тиб. byang chub, санкср. бодхи), что означает «просветление», и семпа (тиб. sems dpa', санскр. sattva), что означает «герой» или «существо». Итак, вместе получается чангчуб семпа, что означает «просветлённый герой». В термине чангчуб - «просветление» – первый слог чанг указывает на преодоление и устранение всех препятствующих сил, а второй, чуб, – на реализацию полноты знания. Вторая часть названия – семпа, или «героическая личность» – указывает на присущее бодхисаттве качество великого сострадания. Бодхисаттвы – это существа, которые из чувства сильного сострадания никогда не оставляют других своим вниманием; все их устремления направлены на благополучие живых существ, и они целиком посвящают себя обеспечению этого. Таким образом, слово бодхисаттва указывает на того, кто в силу своей мудрости героически устремляется к достижению просветления из сострадательной заботы обо всех живых существах. Уже само это слово содержит в себе обозначение качеств бесконечного альтруизма.
В данной сутре упоминается бодхисаттва Авалокитешвара, называемый в Тибете Ченрезиг. Имя Ченрезиг означает бодхисаттву, который в силу своего великого сострадания никогда не отвлекается от нужд живых существ, всегда обозревая их с чувством глубокой заботы. Он зовётся также Локешварой (тиб. Джигтен Вангчуг), что буквально означает «совершенный владыка мира». В контексте Сутры сердца Авалокитешвара появляется в форме бодхисаттвы, находящегося на десятом уровне развития[20].
В сутре говорится, что «…бодхисаттва махасаттва арья Авалокитешвара ясно узрел практику глубокого совершенства мудрости…». Это означает, что Авалокитешвара постиг способ практики глубокого совершенства мудрости. Следующая строка разъясняет, каков этот способ: «…и увидел, что даже пять совокупностей пусты от самобытия». Это и есть смысл практики совершенства мудрости.
Вообще говоря, существует три вида текстов, авторство которых относят к Будде: слова, которые были действительно произнесены самим Буддой; слова, произнесённые от имени Будды его учеником или бодхисаттвой, и слова, которые были произнесены учениками и бодхисаттвами в силу непосредственного вдохновения Будды. Тогда как предварительный раздел Сутры сердца, относящийся к контексту происхождения её учения, принадлежит ко второй категории писаний, основная часть текста принадлежит к третьей категории, как показано в следующем отрывке:
Тогда достопочтенный Шарипутра, [вдохновляемый] силою Будды, обратился к бодхисаттве махасаттве арья Авалокитешваре, с такими словами: «Если какой-нибудь сын [или дочь из благородной] семьи желает выполнять практику глубокого совершенства мудрости (Праджняпарамиты), как им следует изучать [её]?»
Шарипутра – один из двух главных учеников Будды, отличавшийся самым ясным пониманием пустоты. Однако здесь Шарипутра предстаёт как высоко реализованный бодхисаттва, а не как простой ученик. Согласно сутре, в данном случае Будда не излагает это конкретное учение сам, но остаётся погружённым в медитативное созерцание разнообразия феноменов-дхарм, именуемое «проявленность глубины». Но именно это пребывание Будды в однонаправленном созерцании вдохновляет Авалокитешвару и Шарипутру вступить в диалог, который становится Сутрой сердца. Итак, основная часть сутры, учение о совершенстве мудрости, начинается с вопроса Шарипутры.
Благородные сыновья и благородные дочери
В тексте мы читаем, что «…достопочтенный Шарипутра, [вдохновляемый] силою Будды, обратился к бодхисаттве махасаттве арья Авалокитешваре, с такими словами: «Если какой-нибудь сын [или дочь из благородной] семьи желает выполнять практику глубокого совершенства мудрости (Праджняпарамиты), как им следует изучать [её]?» Это упоминание «сыновей или дочерей из благородной семьи» буквально означает детей, принадлежащих некоему известному роду. Это можно понимать так, что здесь сказано о людях, пробудившихся к пониманию своей природы будды, врождённого потенциала просветления. Однако мы находим косвенное упоминание о трёх типах существ, реализующих три типа просветления, – это шраваки («слушатели»), пратьекабудды («достигающие в одиночку») и будды. В данном случае это упоминание относится в первую очередь к тем, чьи духовные склонности направлены на обретение состояния будды путём бодхисаттвы. К такой предрасположенности пробуждаются в результате развития в себе великого сострадания.
Кроме того, этот отрывок относится к практикующим, желающим упражняться в обретении «шести совершенств»[21], которые являются основой пути бодхисаттв, к тем, чей ум охвачен сильным состраданием, желанием освободить от страданий всех живых существ. Такое обширное сострадание смягчает сердце человека и побуждает его вступить на путь бодхисаттвы. «Благородные сыновья и дочери» – это люди, породившие в себе такое сострадание.
Упоминание «благородных сынов и дочерей» имеет ещё одно дополнительное значение, о котором следует знать современным практикам. Эта фраза ясно указывает на то, что пол человека не имеет значения в отношении действенности практики совершенства мудрости. На самом деле это также верно и для всех ключевых аспектов буддийского пути. Рассмотрим в качестве примера учения Винаи о нравственности и монашеской дисциплине, которые имеют огромное значение для непрерывного существования и сохранения буддийской Дхармы.
Сказано, что там, где присутствует Виная, воплощённая в практике трёх ритуалов, также присутствует Учение Будды, а там, где этого нет, Учение отсутствует[22]. Если мы внимательно рассмотрим учения о нравственности, предписания и практики монашества, то увидим, что возможности здесь равным образом предоставляются как практикующим мужчинам, так и женщинам. В Винае существует традиция полного монашеского посвящения как для женщин, так и для мужчин; а в отношении комплексов обетов, которые принимает каждый из них, нельзя указать, кто из них выше: мужчины или женщины. Хотя вследствие культурных традиций Древней Индии полностью посвященные в монашество мужчины, или бхикшу, по сравнению с полностью посвященными в монашество женщинами, бхикшуни, считались старшими, однако в самих обетах нет никакой иерархической разницы.
Я думаю, что поскольку в самих учениях нет никакой дискриминации по признаку пола, необходимо тщательно изучить те аспекты Винаи, которые отражают тендерную предвзятость данного общества и времени, и, возможно, даже пересмотреть их. Реформы и изменения в некоторых областях бывают необходимы. Например, в тибетской монашеской традиции мы следуем линии Винаи, называемой Муласарвастивада, согласно которой церемония полного посвящения для женщин может быть проведена только в присутствии собрания полностью посвященных в монашество мужчин и полностью посвященных в монашество женщин. К настоящему моменту орден полностью посвященных женщин в этой линии Винаи не сохранился, а поскольку существование полностью посвященных в монашество женщин в этой традиции является необходимым условием для посвящения новых монахинь, это, по сути, означает, что женщинам уже невозможно получить полное посвящение в монашество в той линии, которой мы следуем в тибетском буддизме[23].
Хотя сам я полностью солидарен с теми, кто хотел бы исправить эту несправедливость, однако, изменения в Винаю можно вносить только коллективно, посредством всеобщего обсуждения и достижения согласия; это не тот вопрос, который может решить один человек. Более того, поскольку практика Винаи является общей для многих буддийских традиций, таких как тхеравада, тибетский и китайский буддизм, то проблема изменения практик нуждается во всеобщем обсуждении. Когда представители разных школ проведут тщательное исследование своих собственных линий передачи с целью определить, каковы общие правила и исключения, мы сможем коллективно решить, как наилучшим образом соответствовать обстоятельствам времени и культуры. Это вопрос, требующий серьёзного обдумывания.
Природа Будды
Ранее мы отмечали, что выражение «благородный сын или благородная дочь» указывает на тех, в ком пробудилась духовная предрасположенность к вступлению на путь бодхисаттвы. Слово «природа» (на санскрите – готра) по-разному используется в Махаяне и в немахаянских текстах. В последних термин готра может относиться к благоприятным для духовной практики наклонностям, таким как отсутствие сильных плотских влечений и способность довольствоваться малым. Махаянские же тексты используют слово готра для обозначения истинной природы человека, называемой также природой будды.
В рамках Махаяны термин «природа будды» имеет различные оттенки значения. В Читтаматре (школе Только-ума) понятие природа будды относится к тому, что считается нашим фундаментальным, незагрязнённым умом. Согласно учению этой школы, до прохождения пути духовного развития этот ум является нашей «естественно пребывающей», а по достижении просветления становится «преображённой» природой будды. Эта «естественно пребывающая природа будды» называется также естественная нирвана или естественное освобождение, ибо она присуща всем нам по природе. Последователи Читтаматры утверждают, что именно по причине наличия в человеке этой «естественной нирваны», все загрязнения, препятствующие её проявлению, можно отделить от сущностной природы ума, что и обеспечивает возможность достижения просветления. В Мадхъямаке (школе Срединного пути) о природе будды говорится иначе: она определяется в категориях пустотности, и в особенности в аспекте пустоты ума от самобытия. Это также называется природой ума ясного света.
Отсутствие подлинного и независимого самобытия
После вопроса Шарипутры, заданного Авалокитешваре, мы читаем раздел, объединяющий этот вопрос со следующим ответом:
Так он вопрошал, и бодхисаттва махасаттва арья Авалокитешвара сказал [в ответ] достопочтенному Шарипутре такие слова: «Шарипутра, если какой-нибудь сын или дочь [из благородной] семьи желает выполнять практику глубокого совершенства мудрости, они должны так всецело увидеть: даже все пять совокупностей пустыми от собственной сути следует им в совершенстве узреть.
С этого места и далее текст представляет ответ Авалокитешвары на вопрос Шарипутры, сначала в виде сжатого резюме, а затем подробно. Я объясню смысл этих разделов Сутры сердца с точки зрения явного смысла, являющегося учением о пустоте. А потом, при обсуждении мантры Праджняпарамиты, я объясню скрытый смысл, являющийся этапами пути постижения мудрости пустоты.
Краткий ответ Авалокитешвары гласит, что благородные сыновья и благородные дочери должны проникновенно, правильно и постоянно видеть «даже все пять совокупностей пустыми от собственной сути». Слово «даже» предполагает, что в это представление пустоты будет включен всеобъемлющий перечень феноменов. Пять психофизических совокупностей (называемых на санскрите скандхи) - это совокупности физических и психических элементов, составляющие всю полноту существования индивида. Поскольку эти пять совокупностей лишены самобытия, то и сам индивид тоже лишен самобытия в силу того, что он полностью состоит из этих совокупностей, скандх. И поскольку индивид как «я» лишен самобытия, то и всё, что воспринимается им как «моё», тоже лишено самобытия. Другими словами, не только индивид как «владелец» физических и психических совокупностей не имеет подлинного и независимого самобытия, которое можно было бы установить на основе его собственной природы, но такое самобытие отсутствует и в самих этих «объектах его владения».
Рассматривая вещи подобным образом, мы обнаруживаем, что все составные явления лишены существования, основанного на их собственной природе. Поскольку все составные явления пусты от самобытия, то и все несоставные явления также пусты от самобытия. И подобно тому, как живые существа, пребывающие в круговороте сансары, лишены существования по своей природе, все будды тоже лишены самобытия. Наконец, и это главное, качество самобытия отсутствует и в самой пустоте.
По мере того как мы проходим этот процесс отрицания, может показаться, что возникает опасность обманчивого вывода о полном отсутствии чего бы то ни было. Но приходя к более ясному понимаю смысла пустоты, а я надеюсь, мы начнём это понимать, мы увидим, что здесь имеется в виду нечто совсем иное. Это ясное понимание является весьма утончённым, и точное значение пустоты составляет предмет полемики различных буддийских школ. Тогда как все буддийские школы отвергают любое представление об атмане или о самосущем «я», некоторые из них применяют понятие анатман, «отсутствие я», только в отношении индивидуумов, но не в отношении «внешних» явлений. Среди школ, применяющих понятие анатман к внешним явлениям, также имеются различные мнения. Одни применяют это понятие к явлениям избирательно, тогда как другие – ко всем одинаково. Затем среди тех, кто применяет это понятие одинаково, некоторые отрицают самобытие даже на условном, относительном уровне, тогда как другие являются приверженцами определённых условных представлений о самосущей реальности.
Как и следовало ожидать, такое разнообразие точек зрения породило многочисленные споры, и позднее мы рассмотрим некоторые из них. Главное, что я хотел бы сейчас подчеркнуть: когда Авалокитешвара говорит Шарипутре о необходимости узреть пять совокупностей пустыми от самобытия, это не означает, что он полностью отрицает всякое их существование в любом смысле.
Глава 8. Понимание отсутствия самобытия в контексте буддийского учения о пустоте
Абсолютная бодхичитта
Давайте вернёмся к началу этой сутры, к моменту, когда Будда погрузился в медитацию, именуемую «проявленность глубины», а Авалокитешвара узрел практику глубокого совершенства мудрости. Выражение «проявленность глубины» относится ко всем деяниям бодхисаттвы, входящим в практику шести совершенств (шести парамит). Однако здесь оно применяется по отношению именно к совершенству мудрости, называемому на санскрите праджняпарамита. В данной сутре под словами «совершенство мудрости» подразумевается прямое, непосредственное постижение пустоты. Такое постижение называется также «абсолютной бодхичиттой». Но это не просто прямое постижение одной только пустоты, а скорее её постижение в союзе с бодхичиттой, устремлением стать буддой ради освобождения всех живых существ. Этот союз мудрости и метода составляет первую бхуми, или первый уровень пути развития бодхисаттвы.
Важность альтруистического устремления – бодхичитты – невозможно переоценить. Бодхичитта важна не только как мотивирующий фактор в начале практики, но и как усиливающий фактор на каждом этапе пути. Устремление бодхичитты двояко: с одной стороны, оно состоит в желании помочь другим существам, а с другой – в намерении обрести просветление для того, чтобы эта помощь была наиболее эффективной.
Учение об отсутствии «я»
Ранее в кратком резюме Авалокитешвары о представлении пустоты мы читаем, что те, кто желает приступить к практике совершенства мудрости, «… должны так всецело увидеть: даже все пять совокупностей пустыми от собственной сути следует им в совершенстве узреть». Как мы видели в предыдущей главе, учение о пяти психофизических совокупностях-скандхах тесно связано с вопросом о природе и существовании «я». К этой теме мы сейчас и обратимся. В Древней Индии существовало много философских школ, глубоко рассматривавших данный вопрос, и все они подчёркивали его ключевую роль, особенно в понимании принципа причинности.
Я часто говорю, что все мы естественным образом наделены врождённым желанием быть счастливыми и избежать страдания. Но как именно возникает страдание? Как именно возникает счастье? Какова природа «я», которое переживает счастье или страдание? Когда мы пытаемся понять причины, лежащие в основе страдания и счастья, то понимаем, что они возникают как результат сочетания множества условий. Эти условия включают внутренние факторы, такие как наши органы чувств, переживания, восприятия, а также внешние факторы: формы, звуки, запахи, вкусы и осязаемые объекты. Это приводит нас к вопросу: какова природа этих вещей, которые приводят к возникновению переживания боли и удовольствия? Существуют ли они в реальности, и если да, то каким образом?
В индийских философских традициях буддисты и небуддисты давали разные ответы на вопросы касательно возникновения внутреннего и внешнего мира, а также характера субъекта, который испытывает эти переживания. Некоторые школы считают, что вещи и события, включая наше «я», возникают без причины, тогда как другие утверждают существование абсолютной изначальной причины, которая по своей природе вечна, неизменна и едина. Все эти вопросы так или иначе приводят к необходимости понимания того, что же такое «я».
Мы можем подумать, что «я» идентично телу. Например, если у человека болит рука, у него инстинктивно возникает мысль: «Мне больно». Хотя рука человека – это не он сам, однако, всякий инстинктивно отождествляется с этим переживанием, и таким образом в отношении тела естественно возникает чувство «я».
Однако в то же самое время чувство «я» не полностью отождествляется с телом. Можно провести такой мысленный эксперимент: представим себе, что у нас появилась возможность обменять своё старое, немощное тело на более молодое и здоровое. По всей вероятности, каждый из нас совершенно искренне захотел бы произвести такой обмен. Это значит, что в глубине души мы полагаем, что есть нечто, некое бестелесное «я», которое получило бы для себя пользу от такого обмена.
Мы можем распространить этот мысленный эксперимент на сферу ума, подумав о возможности обменять свой непросветлённый и заблуждающийся ум на полностью просветлённый ум Будды. Конечно, мы бы согласились совершить такой обмен, снова представляя, будто есть нечто, некое отличное от нашего ума «я», которому такой обмен был бы выгоден. Это означает, что мы не отождествляем своё «я» полностью ни с телом, ни с умом.
В своём наивном воззрении на мир мы цепляемся за ощущение, что есть некое «я», которое является хозяином нашего тела и ума – независимым агентом, имеющим свою собственную, отличную от них идентичность. Те, кто верит в перерождение, могут представить себе, что именно это «я» проходит через последовательность жизней одной и той же личности. Даже у человека, который не верит в перерождения, есть представление о некой неизменной сущности, о «я», которое проходит различные стадии жизни, от детства до среднего возраста и далее, вплоть до старости и смерти. В нас живёт убеждённость в существовании того, что во многих или в одной жизни сохраняет свою непрерывность во времени.
Именно это чувство непрерывности приводит последователей многих небуддийских религий к утверждению о вечной душе, или атмане, едином принципе, неизменённом и независимом от физических и ментальных составляющих человека, другими словами, об «абсолютной реальности». Однако буддийские школы учат, что, если человек попробует посредством углублённого анализа с достаточной строгостью отыскать эту абсолютную реальность, сущность своего собственного «я», он неизбежно обнаружит, что найти её невозможно.
В таком поиске обнаруживается, что о непрерывности индивидуума можно говорить лишь на основе его физических и ментальных совокупностей. Например, о старении человека можно утверждать на основе старения его тела и ума. Поэтому буддисты отвергают представление о вечном неизменном принципе и утверждают, что представление о «я» как о чём-то, обладающем такими характеристиками, всецело является порождением ума, ментальным конструктом. Все существа имеют врождённое чувство своего «я», однако представление о вечном, неизменном, едином и независимом «я» существует лишь в уме тех, у кого возникают мысли по этому поводу. В процессе такого критического анализа буддисты приходят к выводу, что «я» можно понимать только как относительное явление, находящееся в зависимости от психофизических совокупностей-скандх.
Кроме отрицания концепции существования вечного и абсолютного «я», в буддизме отрицается также наивное представление о «я» как о хозяине тела и ума. Поскольку буддисты утверждают невозможность найти какое-либо «я» вне физических и психических компонентов, это устраняет возможность существования контролирующего их независимого агента. С буддийской точки зрения, небуддийская концепция «я» как абсолютного и вечного принципа усиливает ложную привычку верить в некое «я», контролирующее наше тело и ум. Поэтому (за исключением некоторых подразделов школы Вайбхашика) все классические индийские буддийские школы отвергают концепцию субстанционально реального, постоянного, вечного принципа, называемого «я».
Четыре печати
Итак, мы установили, что учение об анатмане (отсутствии вечного и неизменного «я») является центральным для буддизма. На самом деле, есть четыре главных утверждения, которые характеризуют буддийское понимание существования. Эти четыре утверждения, также известные как четыре печати, таковы:
Все составные явления непостоянны;
Все загрязнённые явления сопряжены со страданием;
Все явления пусты от самобытия;
Нирвана есть истинный покой.
Давайте рассмотрим каждое из этих утверждений по очереди.
Все составные явления непостоянны
Первое утверждение гласит, что все переживаемые нами вещи и события ежемгновенно подвергаются нескончаемому процессу изменения и распада. Все вещи возникают в определённый момент времени и в определённый момент прекращают своё существование: они разбиваются, распадаются, погибают и т.д. Мы можем наблюдать это в своей повседневной жизни на примере окружающих нас вещей, а также своего физического тела и эмоциональных переживаний. К такому пониманию можно прийти путём обычного рассуждения, без необходимости в каком-либо сложном логическом доказательстве. Однако чтобы что-то возникло и затем позднее прекратило своё существование, процесс изменений должен происходить постоянно, каждое мгновение. Само прекращение любого явления не происходит мгновенно, но является результатом непрерывного процесса.
Не признавая этого процесса ежесекундного распада, чрезвычайно трудно, или даже вовсе невозможно, понять, каким образом вещи внезапно прекращают своё бытиё. Тот факт, что они со временем приходят к своему концу, предполагает, их непременную подверженность ежесекундному изменению. Фактически все буддийские школы согласны в том, что с самого момента своего возникновения вещи и события несут в себе семя собственного прекращения. Данный объект или событие прекращает своё существование не в силу влияния какого-то иного, внешнего объекта или события, но содержит причину своего собственного прекращения в себе самом.
Давайте рассмотрим это на примере: представьте себе здание, какой-нибудь дом. Наше обыденное понимание причинности заставило бы нас сказать, что этот дом прекратит своё существование в силу того, что некогда он будет разрушен. Однако тот факт, что все составные явления, а в данном случае – дом, непостоянны, заставит нас понять, что в конечном итоге он прекратит своё существование независимо от того, снесём мы его или нет. Этот дом непрерывно распадается по самым разнообразным причинам, и в конечном итоге прекратит своё существование просто потому, что он непостоянен по своей природе.
Итак, согласно буддизму, всё происходит совсем не в соответствии с нашим наивным представлением о мире, когда мы полагаем, будто одно событие вызывает что-то к существованию, а другое на каком-то более позднем этапе приводит к его прекращению. Другими словами, буддизм не согласен с тем, что вещи сначала возникают, какое-то время пребывают в неизменном виде, а затем внезапно прекращают существовать.
Несмотря на это, мы склонны, рассматривая происхождение вещей или явлений, видеть их с утвердительной точки зрения: нам представляется, будто вещи возникают, например, по причине своего рождения и продолжают существовать, возможно, путём роста. В противоположность этому, думая о том, что нечто приходит к концу, прекращает своё существование, мы склонны видеть это в негативном ключе, как прекращение бытия чего-то такого, что ранее реально существовало. Мы видим эти два явления – возникновение и прекращение – как несовместимые и противоречащие друг другу, считаем, что они являются двумя взаимоисключающими состояниями бытия.
Однако первое утверждение буддизма, его первая «печать», говорит нам, что в силу своего непостоянства явления непрерывно, секунда за секундой подвергаются процессу изменения. Поэтому, согласно буддийскому определению, непостоянство можно назвать «моментальностью». Увидев непостоянство в таком аспекте, мы поймём, что на самом деле возникновение и прекращение не являются взаимоисключающими. Напротив, они представляют собой единое явление, а именно непостоянство, рассматриваемое с двух точек зрения.
Сам факт того, что нечто возникает, делает возможным, а на самом деле даже содержит в себе необходимость прекращения его существования. Возникновение вещи является основным условием неизбежного прекращения её бытия. Итак, говоря о непостоянстве, мы утверждаем, что все вещи подвергаются процессу прекращения в каждый момент своего существования. Таков смысл первого утверждения буддизма, о том, что все составные явления непостоянны.
Все загрязнённые явления сопряжены со страданием
Второе утверждение гласит, что все загрязнённые вещи и события страдательны. Это означает, что все они являются страданием по самой своей природе. Как мы видели в главе 3, есть три уровня страдания. Страдание, упоминаемое в данном случае, – это его третий уровень, всепроникающее страдание, составляющее саму природу нашего обусловленного бытия. Оно всепроникающе, поскольку все наши действия совершаются в неведении истинной природы явлений, и потому результаты этих действий, то есть всё происходящее с нами, полностью определяется кармой и вредоносными аффектами. Слово «загрязнённый» просто указывает на результаты, производимые кармой и аффектами.
Здесь было бы уместно упомянуть несколько отрывков из писаний. В Сутре десяти земель (Дасабхумика сутра) Будда утверждает следующее:
«Весь этот мир трёх сфер бытия есть не что иное, как ум».
Согласно толкованию данного отрывка буддийской школой Читтаматра, это означает, что воспринимаемый нами внешний мир есть не что иное, как иллюзия, проекция нашего ума. Однако другие школы понимают это утверждение совершенно иначе. Например, Чандракирти, комментируя этот отрывок из сутры в своём трактате Вступление на срединный путь (Мадхьямакаватара), пишет следующее:
Не считая «личность» и прочее создателем,
Как это утверждается тиртхиками в их трактатах,
Победоносный учил, что один лишь ум есть создатель[24].
Чандракирти понимает эти слова Будды о том, что весь мир – окружающая среда и населяющие её существа – создан умом, как отрицание представления о независимом, абсолютном, божественном создателе. Тем не менее школа Срединного пути (Мадхьямака), к которой принадлежал сам Чандракирти, в некотором смысле всё же допускает, что вся вселенная создана умом.
Как следует это понимать? Если мы рассмотрим возникновение нашего нынешнего физического тела, то сможем проследить его материальные составляющие до самого начала вселенной. С точки зрения современной науки вся материя, составляющая наши тела, возникла в момент Большого взрыва. Но с точки зрения традиционной буддийской космологии непрерывность бытия нашего материального тела простирается даже за рамки начала материальной вселенной – до времён, когда она была совершенно пуста и пребывала в состоянии того, что Калачакра тантра называет «частицами пространства». Эти частицы не являются абсолютными или фиксированными, но скорее они, как и вся материя, подвержены закону непостоянства и перемен.
Если посмотреть на чисто материальный уровень существования атомов или частиц, то можно спросить: «Что в процессе эволюции физической вселенной заставило её через сочетание частиц и атомов иметь непосредственное отношение к переживанию живыми существами страдания и счастья?» С буддийской точки зрения именно в этом месте на сцену выходит карма. Карма представляет собой действия, совершаемые намеренно. Если принять, что всё становление нашего непросветлённого бытия есть следствие бесконтрольности ума, то в результате окончательного анализа получается, что именно ум является создателем всего нашего существования. Карма – это причина становления личности в сансаре.
Хотя кармические действия совершаются как телом, так и словом, однако в первую очередь карма определяется деятельностью ума. Кармические действия мотивированы вредоносными аффектами и коренятся в них. Причиной же аффектов-клеш, в свою очередь, является основополагающее неведение, а именно: ошибочная убеждённость в неизменном и подлинном самобытии вещей. Более того, с точки зрения закона причинности существует непременная связь между характером причин и следствий[25]. Следовательно, все переживания и события, вызванные бесконтрольными состояниями ума, то есть возникшие в результате кармических действий и вредоносных аффектов, при окончательном анализе являются загрязнёнными. Такое действие, как совершение подношений Будде, с условной точки зрения может быть положительным, но до тех пор, пока через прямое осознавание пустоты мы не преодолели неведение, оно также остаётся загрязнённым и имеет природу страдания.
Между этими первыми двумя утверждениями буддизма – что все составные явления непостоянны и что все загрязнённые явления неудовлетворительны – существует тесное отношение вывода; мы можем вывести вторую аксиому из первой. Первое утверждение, о том, что все явления непостоянны, предполагает, что, поскольку любая вещь является производной от некоторых причин и условий, её бытие зависит от иных факторов, нежели она сама. В случае загрязнённых явлений во втором утверждении смысл в том, что они являются производными продуктами и поэтому находятся под контролем вредоносных аффектов, возникающих в результате нашего фундаментального неведения. Первое утверждение говорит о самой причинности, тогда как второе объясняет причинный процесс становления непросветлённого существования.
Все явления пусты от самобытия
В третьем утверждении говорится, что все явления – все вещи и события – лишены реальности, которая была бы присуща им в силу их собственной природы. Это традиционная формулировка буддийского утверждения о пустоте, которой мы пользуемся на протяжении всей этой книги и которая играет ключевую роль в понимании Сутры сердца.
Давайте вкратце посмотрим на наше предыдущее рассуждение: «все явления, включая наше собственное "я", лишены существования по своей природе, однако из-за своего фундаментального неведения мы приписываем им самобытие». Таким образом, это фундаментальное неведение не является состоянием простого незнания; скорее оно представляет собой состояние активного неверного понимания. Исходя из этого неверного понимания мы ошибочно воспринимаем образ бытия вещей вопреки тому, как они существуют в действительности. Чем полнее человек раскрывает истину о природе реальности, тем меньшей становится сила этого неведения, и поскольку подлинная природа реальности становится всё более очевидной, осознание того, что неведение приводит к ошибочному мировосприятию, будет возрастать.
Нирвана – истинный покой
Когда в процессе медитации мы обретаем глубокое убеждение в искаженности нашего видения реальности, его власть над нами начинает постепенно и естественно уменьшаться. По мере того как это происходит, нам удаётся представить себе возможность достижения полного освобождения от такого ошибочного мировосприятия. Эта свобода есть полное освобождение от неведения, цепляющегося за представление о самобытии вещей; она является единственным истинным и продолжительным состоянием счастья и духовной свободы, истинным покоем, истинным освобождением.
Глава 9. Понимание пустоты
Два вида бессамостности
Прежде чем мы вернёмся к изучению текста Сутры сердца, давайте посмотрим на отсутствие самобытия глазами различных буддийских школ с тем, чтобы лучше понять трактовку пустоты, как она представлена в Сутре сердца. Как уже объяснялось ранее, признание отсутствия самобытия существует во всех буддийских школах, но всё же среди них существуют различные понимания того, что в точности означает этот термин. В программе тибетского монашеского обучения есть даже особый вид литературы, специально посвященной различным способам понимания этих вопросов в рамках каждой школы. В этих текстах излагаются различные точки зрения, присущие четырём основным буддийским философским школам Древней Индии. При этом с появлением каждой новой школы представление об отсутствии самобытия становится всё более утончённым. Вот названия этих школ: Вайбхашика, Саутрантика, Читтаматра (школа Только-ума) и Мадхьямака (школа Срединного пути).
Большинство тибетских буддистов придерживаются воззрений последней школы, школы Срединного пути. Возникает вопрос: а почему тогда необходимо тратить время на изучение воззрений всех прочих школ? Правильное понимание пустоты является ключевым фактором успеха в устранении омрачений, поэтому важно рассмотреть все те пункты, в которых мы можем сбиться с пути правильного понимания. Воззрения более ранних школ представляют собой те пункты понимания проповеданного Буддой учения о пустоте, на основе которых ранние буддисты пытались добиться самого исчерпывающего применения этого учения. Изучение достигнутого в этих школах понимания помогает нам избежать остановки на том, что является лишь частичным постижением истинной природы пустоты. Это способствует также укреплению почтения в отношении глубины самой утончённой точки зрения. Конечно, правильное интеллектуальное воззрение не является заменой прямого, неконцептуального постижения пустоты, но тем не менее, это жизненно важный инструмент в задаче приближения к такому пониманию.
В текстах, посвященных изложению доктрин различных школ, проводится различие между двумя видами отсутствия самобытия: в отношении личности и явлений. Здесь термин «личность» относится к нашему сильному чувству самости, «я», с которым мы отождествляем самих себя. Понятие «явления» относится главным образом к психическим и физическим совокупностям личности, но включает также и все прочие внешние объекты. Две ранние школы буддийской философии – Вайбхашика и Саутрантика говорят о необходимости медитации только на отсутствии самобытия (пустотности) личности и не содержат представлений о пустотности явлений. Однако две более поздних – Читтаматра и Мадхьямака содержат учение о пустотности как личности, так и явлений. Как мы увидим далее, эти школы утверждают, что ограниченное представление о пустотности в отношении только личности мешает нам устранить весь спектр вредоносных аффектов и страданий. Итак, хотя устойчивое постижение пустотности личности само по себе является огромным успехом, на одной лишь этой основе всё же невозможно достичь полного освобождения от страданий.
Воззрение Читтаматры
В целом мы имеем естественную склонность доверять своему повседневному восприятию и инстинктивно признаём его достоверность, совершенно не подвергая эту веру сомнению. Все мы наивно полагаем, что воспринимаемый нами образ объекта полностью соответствует тому, как он существует на самом деле. И поскольку события и феномены, включая наше собственное «я», кажутся нам реальными, мы непроизвольно и без какого-либо размышления делаем вывод о том, что они на самом деле объективны. Только в процессе тщательного анализа можно увидеть, что наше восприятие не отражает объективной реальности безошибочно.
Как уже обсуждалось ранее, всё восприятие внешнего мира возникает как результат сочетания трёх факторов: сенсорной способности органа чувств, самого объекта восприятия и деятельности ума. Затем это восприятие внешнего объекта приводит к возникновению субъективной оценки: мы находим его либо привлекательным, либо отталкивающим. После этого мы проецируем на него представление о желательности или нежелательности, чувствуя при этом, что данное качество само по себе «объективно», присуще объекту. Затем на основании такой проекции в нас может возникнуть соответствующая эмоциональная реакция. Если объект видится как нежелательный, мы испытываем по отношению к нему чувство отвращения или неприязни, а если он видится как желательный, мы чувствуем привязанность или вожделение. Но, как мы видели, в самой природе объекта нет никакой реальности, которая могла бы стать основой для присвоения ему ярлыка «привлекательный». Воспринимаемое нами качество привлекательности объекта полностью субъективно. Особенно полезно рассмотреть свои переживания во время сильной эмоциональной реакции, поскольку она резко и немедленно сосредоточивает наше внимание на чувстве собственного «я».
Согласно учению школы Читтаматра, то, что видится как объект, объективно и реально существующий «там, вне нас», есть не что иное, как проекция нашего собственного ума. С такой позиции субъект и объект видятся как абсолютно недвойственные. С практической точки зрения такое воззрение очень полезно: нетрудно понять, как признание того, что воспринимаемые нами качества объекта являются простыми аспектами нашего собственного ума, может оказать радикальное воздействие на уменьшение привязанности к этим «внешним» объектам.
Итак, хотя школа Читтаматра отвергает реальность личности, а также внешней, материальной и объективной реальности, она всё же утверждает, что субстанционально реальным является субъективное переживание, то есть ум. Последователи Читтаматры утверждают, что если бы ум не был субстанционально реальным по своей природе, не существовало бы основы для осмысленного различения добра и зла, того, что вредно и что полезно. Они полагают, что явление для своего существования должно иметь объективную субстанциональную основу, на которую накладываются её разнообразные функции.
Кроме того, согласно воззрению Читтаматры, все вещи и события – это не просто чисто ментальные конструкции, поскольку в противном случае белое могло бы оказаться чёрным, а чёрное – белым, просто в зависимости от того, что мы об этом думаем. Раз это не так, необходимо допустить, что внутреннее субъективное переживание, мир сознания, также обладает субстанциональной реальностью. Следовательно, по мнению школы Читтаматра, объяснения пустоты, содержащиеся в сутрах Праджняпарамиты, нельзя принимать в качестве выражения окончательного смысла. Последователи этой школы полагают, что при буквальном понимании, к примеру, утверждения «нет форм, нет чувств, нет представлений», мы впадаем в крайность нигилизма, что противоречит закону причин и следствий.
Понимание школой Читтаматра учения Будды о пустоте, содержащегося в сутрах Праджняпарамиты, главным образом основано на определённом ряде утверждений из Сутры раскрытия замысла Будды (Самдхинирмочанасутра), в которой очень подробно представлена теория о «трёх природах». Согласно этому учению, все вещи и события обладают тремя основополагающими природами. Зависимая природа, то есть взаимодействие различных причин и условий, является с этой точки зрения основой существования явлений. На эту основу мы проецируем своё представление о независимой реальности явлений; эта подразумеваемая природа кажется нам реальностью. И наконец, абсолютная природа, а именно – пустота явления, представляет собой отрицание этого подразумеваемого существования.
Поскольку в учении школы Читтаматра говорится, что все вещи и события обладают этими тремя природами, она далее утверждает, что формула «пусты от собственной сути» в сутрах Праджняпарамиты имеет различные значения в отношении каждой из этих природ. С этой точки зрения, зависимые явления лишены самобытия, поскольку не имеют независимого возникновения, то есть не возникают из самих себя. Подразумеваемые явления лишены самобытия, поскольку не имеют собственных определяющих характеристик, то есть те различные характеристики, которые мы воспринимаем у некоего явления, являются производными нашего ума. Наконец, абсолютные явления лишены самобытия в силу того, что не являются абсолютными, поскольку даже пустота не имеет абсолютной объективной реальности. Толкование Читтаматрой смысла сутр Праджняпарамиты осуществляется в контексте её учения об этих трёх природах.
Вследствие этого школа Читтаматра делит писания Будды на писания определённого смысла, которые можно понимать буквально, и условного смысла, которые принимать буквально нельзя и для полного понимания которых необходимо толкование. Учения, выдерживающие проверку критическим анализом так, как его осуществляют последователи Читтаматры, принимаются ими в качестве выражающих окончательный, не подлежащий то


Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 21 фев 2011 17:47 
Не в сети
Активный участник

Зарегистрирован: 17 фев 2011 00:04
Сообщений: 1010
толкованию смысл, тогда как учения, противоречащие их представлению об окончательном намерении Будды, требуют, по их словам, толкования.
Одна из важных подшкол Читтаматры – это «последователи писаний». Отвергая представление о вечном «я», эта ветвь школы Читтаматра утверждает, что реальной личностью или базисом «я» является нечто, называемое «сознание-основа» (алая виджняна). Основоположник этой школы полагал, что если отождествлять личность, или «я», с грубым ментальным сознанием, то в определённые моменты невозможно установить существование личности; например, когда человек находится в обмороке или в состоянии глубокого сна или когда медитирующий достигает состояний полного отсутствия активности сознания. Учение о существовании такого сознания-основы даёт Читтаматре возможность обосновать непрерывность чувства самоидентичности личности. Кроме того, «сознание-основа» согласно их учению является хранилищем четырёх предрасположенностей[26] и является тем местом, где хранятся отпечатки всех наших кармических деяний. Заблуждающаяся мысль «я есть», которая возникает на базе этого основополагающего сознания, иногда выделяется как «заблуждающееся сознание». Так, один из сторонников этой ветви Читтаматры постулирует наличие восьми классов сознания – пяти сознаний органов чувств, грубого ментального сознания, сознания-основы и заблуждающегося сознания.
Понимание с точки зрения условного (подлежащего толкованию) и окончательного (определённого) смысла
Ранее мы видели, что одна из основных характеристик учений Будды состоит в том, что они давались согласно различным духовным нуждам и ментальным предрасположенностям его последователей. В различии философских воззрений многочисленных школ также можно видеть результат разнообразия нужд учеников и их способностей к пониманию. Мы только что рассмотрели существующие в школе Читтаматра методы различения учений определённого и условного смысла, но и все прочие школы имеют свои собственные критерии того, относится ли данная сутра к учениям определённого или условного смысла. В каждом случае этот процесс схож: сначала используется анализ с целью определения окончательного намерения Будды, когда он делает то или иное утверждение, затем определяется контекстуальное логическое обоснование для данного утверждения и наконец демонстрируется логическая противоречивость, если таковая имеется, возникающая в случае буквального понимания этого утверждения.
Правомерность такого подхода подтверждена самим Буддой в его проповедях. В одной из сутр есть слова, призывающие последователей воспринимать сказанное Буддой так, как они принимали бы от ювелира металл, похожий на золото: лишь убедившись в том, что предложенный металл не тускнеет при обжиге, легко режется и полируется до яркого блеска, можно признать, что это действительно золото. Так Будда призывает нас к критическому анализу даже его собственных учений. Будда советует провести тщательное исследование истинности его слов, подтвердить их для самих себя и только тогда «принимать, но не из почтения к его личности»[27].
На основе подобных утверждений, в монастырских университетах Древней Индии, таких как Наланда, возникла традиция критического анализа учениками работ своих собственных учителей. Такой критический анализ никоим образом не считался противоречащим великому преклонению и почитанию, которое ученики питали к наставникам. Например, у знаменитого индийского мастера Васубандху был ученик по имени Вимуктисена, о котором говорили, что он превзошёл Васубандху в своем понимании сутр Праджняпарамиты. Вимуктисена подвергал сомнению разработанное Васубандху толкование в понятиях Читтаматры, и создал своё собственное в соответствии с учением Мадхьямаки.
В буддийской традиции Тибета таким примером является Алак Дамчё Цанг, который был одним из учеников великого ньингмапинского мастера XIX в. Джу Мипама. Хотя Алак Дамчё Цанг восхищался своим учителем и глубоко его почитал, однако он написал свои возражения на некоторые работы Мипама. Однажды ученик Алака Дамчё Цанга спросил, уместно ли критиковать работы своего собственного учителя, на что Алак Дамчё ответил: «Если некто говорит неправильные вещи, следует оспорить его слова, будь это даже ваш собственный лама!»
Есть тибетская поговорка: «Оставь своё почтение и восхищение для человека, но подвергни его работы тщательному критическому анализу». Такое здравое отношение нашло своё выражение в формулировке так называемых «четырёх уверенностей»:
Полагайся не на личность, а на учение.
Полагайся не на слова учения, а на их смысл.
Полагайся не на условный смысл, а на окончательное понимание.
Полагайся не на рассудочное понимание, а на прямой опыт.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
 Заголовок сообщения: Re: ДЗЕН-БУДДИЗМ
СообщениеДобавлено: 28 фев 2011 21:47 
Не в сети
Активный участник

Зарегистрирован: 17 фев 2011 00:04
Сообщений: 1010
http://telo-sveta.narod.ru/New/ts_Takuan.htm
Такуан Сохо

Письма мастера дзэн мастеру фехтования.

Тайное писание о непоколебимой мудрости


Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
 Заголовок сообщения: Re: ДЗЕН-БУДДИЗМ
СообщениеДобавлено: 01 мар 2011 16:50 
Не в сети
Активный участник

Зарегистрирован: 28 май 2010 20:26
Сообщений: 2392
T.Ganesha писал(а):
В одной из сутр есть слова, призывающие последователей воспринимать сказанное Буддой так, как они принимали бы от ювелира металл, похожий на золото: лишь убедившись в том, что предложенный металл не тускнеет при обжиге, легко режется и полируется до яркого блеска, можно признать, что это действительно золото. Так Будда призывает нас к критическому анализу даже его собственных учений. Будда советует провести тщательное исследование истинности его слов, подтвердить их для самих себя и только тогда «принимать, но не из почтения к его личности»[27].
На основе подобных утверждений, в монастырских университетах Древней Индии, таких как Наланда, возникла традиция критического анализа учениками работ своих собственных учителей. Такой критический анализ никоим образом не считался противоречащим великому преклонению и почитанию, которое ученики питали к наставникам.


Да, именно так! И никак иначе!
Хочешь профанировать Мастера - бери его слова тупо на веру и говори всем, что это истина в последней инстанции ]:->


Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
 Заголовок сообщения: Re: ДЗЕН-БУДДИЗМ
СообщениеДобавлено: 01 мар 2011 18:22 
Не в сети
Активный участник

Зарегистрирован: 17 фев 2011 00:04
Сообщений: 1010
Хорошо сказано - истина в последней инстанции. Вспоминаются поговорки " палка о двух концах", " каждая медаль имеет две стороны" .... т.е. по любому вопросу будут всегда разные критерии оценок, пониманий -- в зависимости от сознания, личного опыта?


Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
 Заголовок сообщения: Re: ДЗЕН-БУДДИЗМ
СообщениеДобавлено: 27 мар 2011 14:12 
Не в сети
Активный участник

Зарегистрирован: 17 фев 2011 00:04
Сообщений: 1010
Учение Будды называется "срединным путем", потому что оно свободно от крайностей. Равно как и самопотакание, самоумерщвление также является крайностью. Цель Дхармы в том, чтобы помочь нам расслабиться и насладиться жизнью, хотя и не в обычном смысле того, чтобы поспать и прогуляться по вечеринкам. Мы учимся тому, как ослабить разрушительные эмоции и установки, которые не позволяют нам быть счастливыми. Мы учимся понимать, как наслаждаться жизнью без цепляния, одержимости и забот.

Есть старая идея, что для того, чтобы быть религиозным или "святым", мы должны полностью отречься от собственного счастья. Это неверно. Каждый хочет быть счастливым, и было бы замечательно, если бы все мы такими и были. Но было бы полезно понять, что счастьем является, а что — нет.

http://www.sunhome.ru/books/b.otkrytoe_serdce_yasnyy_um


Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
 Заголовок сообщения: Re: ДЗЕН-БУДДИЗМ
СообщениеДобавлено: 28 мар 2011 23:09 
Не в сети
Активный участник

Зарегистрирован: 17 фев 2011 00:04
Сообщений: 1010
http://savetibet.ru/2010/02/21/reincarnation.html
«Избранный» ― красивый фильм, рассказывающий удивительную и трогательную историю о геше Ламе Кончоге, его длительном затворничестве, его смерти и кремации, а также последующем процессе обнаружения и распознавания его новой реинкарнации в теле чудесного ребенка, появившегося на свет в замечательной тибетской семье в отдаленной долине Цум в Непале, рядом с границей с Тибетом.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
 Заголовок сообщения: Re: ДЗЕН-БУДДИЗМ
СообщениеДобавлено: 06 апр 2011 22:56 
Не в сети
Активный участник

Зарегистрирован: 17 фев 2011 00:04
Сообщений: 1010
Мастер XI века Кхарак Гомчунг описал принцип затворничества:
В уединённом месте, пронзающем сердце мыслью о смерти,
Практик, полностью отрешившийся от пристрастий,
Проводит границу, оставляя все мысли об этой жизни,
И его ум не трогают восемь мирских забот.

Настоящее место ретрита - это глубоко осмысленное понимание непостоянства.
Мысль “я могу умереть в любой момент” должна пронзить сердце, и именно эта мысль должна стать вашей настоящей ретритной хижиной. Если у вас имеется такое глубокое понимание непостоянства, то ваше отречение разовьётся самопроизвольно. Вы отрешитесь от привязанности к сансаре, видя, насколько бессмысленны и тщетны все сансарные занятия. Вы отринете привязанность к сансаре так, словно вас вырвало. После того как вас стошнило, вы же не возвращаетесь, чтобы проглотить свою рвоту, - только псы могут есть блевотину! Вот настоящее отношение йогинов. Отрешившись от сансарных занятий, йогин не возвращается назад.
Настоящий йогин думает: “Если я умру, это нормально; если я заболею, это тоже нормально; что бы со мной ни случилось - просто здорово. Я буду только практиковать! У меня нет времени, чтобы тратить его впустую! Мне больше ничего не осталось, как сидеть и практиковать”. Именно таким образом мы проводим границу, оставляя все заботы этой жизни. Практикующий - это не тот, кто отсчитывает месяцы или годы своего ретрита, а тот, кто сидит, полностью сосредоточив свой ум на практике. Только благодаря такой устремлённости сиддхи прошлого достигали просветления. Вам тоже необходима такая решительность, если вы хотите достичь просветления за одну жизнь.
Если вы будете так практиковать, то вас не уязвят восемь мирских забот: жажда обретения, славы, похвалы, удовольствия и боязнь потери, бесславия, хулы и несчастья. Эти четыре строки Кхарак Гомчунга описывают абсолютный, внутренний ретрит.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
 Заголовок сообщения: Re: ДЗЕН-БУДДИЗМ
СообщениеДобавлено: 08 апр 2011 19:25 
Не в сети
Активный участник

Зарегистрирован: 17 фев 2011 00:04
Сообщений: 1010
http://www.tamqui.com/buddhaworld/Откро ... тшельников
Откровения тибетских отшельников


Вернуться к началу
 Профиль Отправить личное сообщение  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 62 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Вы можете создать форум бесплатно PHPBB3 на Getbb.Ru, Также возможно сделать готовый форум PHPBB2 на Mybb2.ru
Русская поддержка phpBB
Copyright © Aiwan. Kolobok smiles